missalgir (missalgir) wrote,
missalgir
missalgir

Categories:

Казанские коммунальные зарисовки

- Какой этаж?- спрашивает брат.
- Полтора.
- Как полтора? Такой этаж бывает?
- Прикинь есть! Я тоже первый раз в жизни встречаю этаж 1.5!
- Ии, вищара!- вздохнул мой брат, затаскивая мой огромный багаж в коммунальную комнату.
- Что это еще за вищара? Не надо меня жалеть. Ты чего! У меня две руки, две ноги, голова на плечах. Все же хорошо!- улыбалась я.
- И вот тут ты будешь жить, да? –  он оглядывал критично мою комнатку: двухъярусная кровать, обшарпанный зеленый диван, маленький холодильник, столик, шкаф.
- Да. Уютно тут, да? Я первый раз в жизни буду жить в коммуналке! Это круто, новый опыт!- еще шире улыбалась я. Брат приподнял бровь и еще раз оглядел все: « Ну, живи инде!».
- Тут правда очень уютно, мне нравится!- добавила моя подруга Ильмирка. Брат, еще раз тягостно вздохнув, ушел. А я подошла к окну, напротив красовался магазин « Башкирский трикотаж». И тут я осознала: « Я точно в Казани. Тут все пахнет родиной. Я все-таки это сделала. Я приехала учиться в Казань!». Я никогда не жила одна. Сначала с родителями, потом муж. А вот так одна, в другом городе, в городе мечты, в новых условиях, с новыми целями – очень вдохновляюще!
Общий с соседом туалет, общая кухня, две раковины. Тихо - мирно все протекает. Соседская комната пустует, а значит туалет с душой в моем полном распоряжении, удача! Хороший знак! Вечером стал подтягиваться народ. Я обустраиваю свое жилье, сную из комнаты в туалет, мою полы, стены, холодильник. Тут мимо меня из соседской комнаты выползают семейные в машинку, да еще беременные. Беременные мужчины, к тому же лысые никогда меня не привлекали. Но приехав в Казань, я с удивлением для себя обнаружила, что татарины совершенно за собой не следят. Большинство готовятся  к родам. Тройные подбородки, пивные животы, при этом самодовольные лица. Видимо, они считают себя бесконечно очаровательными с такими формами.
- Наши татарские жены их хорошо кормят.- объяснила мне подруга.
- Да, но это не мешает заниматься спортом и как-то держать себя  в форме при желании, разве нет? – отвечала я.
- Это не  в нашей культуре.
- В деревнях, это норма, но что в городе…. Хотя кто живет в Казани? Приезжие из деревни! За это в принципе я и люблю Казань. Культурная деревня. Поэтому и остается  родной, любимой и такой понятной.
Семейные в машинку вызвали во мне переполох. « Как можно по коридору ходить в семейных трусах, что за бескультурие! и о боже, это же мужчина! Да. После Алжира первое время приходится заново привыкать к мужчинам.  Нет, в Алжире они водятся, их там много. Но я с ними там практически не общаюсь. Они лицезрят меня издалека. Конечно, за исключением магазинов и родни. А тут в коридоре и так близко. Прячься в туалет, быстро!».
- Об стоит умолчать в разговоре с мужем. – как –то сказала мне подруга. – Он не поймет наш менталитет.
- Нет, возьму и скажу. Знаешь, дорогой,  тут стока голых мужиков рядом по коридору расхаживают, но я держусь, ты не волнуйся…это же Россия, ты должен понимать!
Однако со временем семейные в машинку стали одеваться. Вообще стала замечать, что при моем появлении голые с торсом парни бежали в комнаты и натягивали футболки. Я про себя думала, а интересно, почему так все меняется? Я же  никому даже замечания не сделала и ни с кем тут не общаюсь. Может, то, что я отворачиваюсь при их появлении, дает им понять, что голым ходить нельзя? В любом случае, я была довольна, что нагота растворилась.
Шли дни, я училась, расписание было настолько плотным, что я уходила утром, а приходила вечером. Как-то вечером я стояла, открывала входную дверь и вдруг слышу в темноте сзади: « Как от вас вкусно пахнет!». Я вздрагиваю, наполовину поворачиваю голову и, скрывая свой страх еле улыбаюсь, быстрее отворяю дверь и бегу в свою комнату. Парень в очках пошел в свою. «Даже не поблагодарила за комплимент, Эльмира. Не воспитанная. Ага, скажешь спасибо, а он,  а как вас зовут? И т.д. и т.п. Зачем мне это надо? Пусть думает, что я высокомерная и невоспитанная. Так лучше для всех.» Забежав в комнату, начинаешь себя обнюхивать. « Чем я пахну, что я с утра брызгала –то? Ах, версаче…Ну, это ж версаче! Мне никто и никогда не говорил, что я вкусно пахну…)))».
Вечерами за мытьем посуды собирались некоторые соседки и соседи, очки рассказывали новости: « А вы знаете тут полиция приезжала! Скандал был!....». Я домывала скорее тарелки и пряталась в своей комнате. Мне не было никакого дела до рассказов о пьяных буднях соседей и вообще мужские сплетни во мне вызывают отвращение. Мужчины должны работать, а не сплетничать! Меня больше волновал вопрос, как в моем плотном расписании уместить еще дополнительные семинары и занятия. Я чувствовала себя Гермионой, которой нужно быть во многих местах одновременно и которой за короткий срок надо усвоить мильон вещей. После того происшествия очки меня стали избегать. Завидев меня, мы демонстративно уходили. Я мысленно извинялась и понимала. Мне было жаль, но что поделать. НО настал момент, когда мы с ним снова столкнулись.
Прихожу я как-то  домой и понимаю, что на кухне пропала горячая вода. Три дня я ждала, когда кто-нибудь из соседей решит эту проблему, и я мыла посуду холодной водой. Решив, что по –видимому никому нет дела до воды и посуду тут мою только я, я стала думать, что же делать. Кого просить решить эту проблему? Комендант сказал, что проблема воды должна решаться этажом, что слесарь, изучив проблему, сказал, что это не его проблема.
Ну, вот Эльмира и настал момент, когда тебе нужна помощь мужчин. И что я теперь должна стучать в дверь и просить помощи у парней? Необходимость стучаться в чужую дверь, где живет мужчина, меня повергла в ужас. Я думала и к кому же мне идти? К семейным с машинками…о нет, убейте меня сразу! К очкам? Да, он пошлет меня.  Я ж неблагодарная, он и так нос воротит при моем появлении. А остальных парней я не вижу. О, Аллах, помоги мне!- молилась я про себя и вдруг вижу в коридоре идут очки. Я одетая в шубе, еще не успев раздеться, стояла и смотрела на раковину и тут очки! Ну, думаю была- не была. Я подхожу к нему.
- Добрый вечер. - говорю я. Парень вздрагивает, его зрачки увеличиваются, он открывает рот.
- Добрый вечер.- отвечает он, стягивая шапку, очки и перчатки, заталкивает это все быстро в карман куртки и начинает суетно приглаживать волосы. Я сдерживая улыбку, спрашиваю серьезно.
- А вы не знаете, что случилось у нас с горячей водой?
- А что с ней случилось? – тревожно он заглядывает на кухню.
- Раньше у нас была горячая вода в двух раковинах. Несколько дней назад,  проходили работы у вашего соседа или у вас, и после этого горячая вода пропала, а у одной раковины вообще стояка нет. Видите - он оторван. Кто это сделал, не знаете? Куда подевался стояк?
- Не знаю. Но у меня точно работ не было. А в душе у вас вода есть? – озаботился парень.
Я вздыхаю.
- Есть и комендант сказал, что раз стояка нет, значит, виноваты жильцы и чтоб мы сами разбирались. Вы можете помочь решить эту проблему? Я устала мыть посуду ледяной водой. Зима все-таки.
- А, да.- заикаются очки.
- Ну, вы же мужчина! – внимательно смотрю на него я.- Если бы я разбиралась в трубах, я бы сама решила эту проблему. Но вы же- мужчина, это мужская работа.- умоляюще продолжаю я.
- Да, я постараюсь….узнать, что и как. Вам же тяжело мыть посуду холодной водой.- сочувствовали очки.
- Была бы очень благодарна. Спасибо! Вам же тоже нужна вода.- улыбнулась я  и  ухожу.
Через какое-то время из комнаты слышу мужские голоса и суету на кухне. Через два часа я выхожу на кухню- горячая вода в одной из раковин появилась. Стояка нет. Ну, думаю мне и одной раковины достаточно. Спасибо Аллаху и очкам. Ура!
- Вы работаете в парикмахерской?- спросил меня мужчина у коменданта, то ли армянин, то таджик, другими словами, лицо кавказской национальности. Он держал ларек овощей и фруктов внизу.
- Нет. – ответила я и  вышла. А сама думаю, у меня что на лбу написано, что я учусь на парикмахера? Откуда он узнал, я же никому ничего не рассказываю. А может, хозяйка комнаты сказала коменданту и теперь все в курсе! Ну да. Теперь ясно.
- Знаете что... – слышу я как-то на выходе из дома, торопясь на занятия. Лицо кавказской национальности стоит и внимательно смотрит. Я затормаживаю.
- Что? – спрашиваю, смотря в сторону. Он подходит ближе, я отхожу.
- Вы самая красивая женщина этого дома.
Я просто улыбаюсь и, ничего не отвечая, ухожу. Я же не воспитанная. Зачем любезничать и давать надежду?
Самая …где-то это у меня уже было. Ах, да. В Алжире. Самая красивая женщина семьи Шаун- слова одного из братьев мужа. Приставка самая меня всегда умиляло. А красивая- еще больше. Никогда не считала себя красивой. Милой, симпатичной, да. Но не красивой. Быть самой – самой очень обязывает, а я не хочу и не буду напрягаться быть самой. Я не хочу быть самой- самой красивой. Хочу быть самой счастливой. Бабушка всегда мне повторяла, что нужно стремится быть не самой красивой, а самой счастливой.
Периодически в туалете мелькают черные друзья. Ах, тараканчики. Ну, до алжирских вам далеко! После алжирских тараканов уже ничего не страшно. Вообще после алжирской жизни я осознала, что воспринимаю многие вещи спокойно, любой некомфортный быт, сложности и неустроенность и радуешься, как ребенок цивилизации. Необходимость пожить одной оказалась для меня огромной необходимостью. Именно сейчас. Этот опыт очень трансформировал меня. Я узнала столько нового о себе на земле казанского ханства. Пусть данный опыт станет для меня отличной базой для создания счастливой жизни. Иншаллах!
Tags: Казань, житие мое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments